starfate.ru

Заговор на присуху любимого

Прочтем сегодня старинный заговор на присуху любимого: - «Господи и Боже и мой, и благослови, и Господи Боже, и мой! Стану и я, и раб Божий (имя), благословяся, и пойду, перекрестяся, из избы дверьми, из двора воротами, и пойду я, раб Божий (имя), в чистое поля, в восточною сторону. В чистом поле в восточной стороне построена гридня. И в той гридне четыре брата: Сидор, Симон, Онисим, Осип. Я вам, братки, помолюся и покорюся, а вы, братки, пристанетя и пособитя к моим словесам: и возьмитя вы, четыре брата, четыре тугие лука, и накладывать четыря каленые стрелки, и стреляйтя в рабыню в белое лице и в ретивое сердце. Как не может ни жить, ни быть без ретивого сердца, так не могла ни жить, ни быть без раба Божия (имя) - в день при солнце, в ночь при месяце, при утренней зоре и при вечерней, в середу и в пятницу, во веки веков. Аминь. Кое слово переговорил, кое не договорил, слово слова крепче, одним словом крепко. Во веки веков. Аминь».

- «Еще же я, раб Божий (имя), Господу Богу помолюся. И как на мне, рабе Божием (имя), пот сохнет, так бы раба Божия (имя) обо мне, рабе Божием (имя), сохла. И как тот пот от меня не отпадает, а завсегда со мной пребывает, так же бы раба Божия (имя) никогда от меня, раба Божия (имя), не отставала, а завсегда со мной пребывала, на всякой день, во всякой час, во всякую минуту, в день при солнце, а в ночи при месяце.

Как кости тела своего держатся, так же бы раба Божия (имя) меня, раба Божия (имя), держалась, в беседе сидела - не засиживалась, ходила - не захаживалась: ела - не заедала, питием не запивала и всегда бы меня, раба Божия (имя), на ум и разум держала, зрила, смотрила, очей не сносила поутру рано и ввечеру поздно. Как на камешке цена кипит и сохнет, так бы и у рабицы Божией (имя) ретивое сердце, горячая кровь кипела и сохла о мне, рабе Божием (имя), каждый час и каждую минуту, на уме держала и с ума не спущала. Все мои слова и приговоры крепки и лепки, и отныне, и до веку, в век века, во веки веков. Аминь! Аминь! Аминь!»

- Вот типичный пример заговора на «черную присуху», который можно отнести к средствам арсенала черной магии.

«Встану я, раб Божий (имя), не благословясь, пойду, не перекрестясь, из избы - не дверями, из сеней - не дверьми; из двора - не воротами; пойду я нижним ходом, подвальным бревном, мышиной норой, собачьей трубой, подворотной дырой; пойду я, раб Божий (имя), в чистое поле, в широкое раздолье, в зеленую дубраву, под красное солнце, под светел месяц, под частыя, мелкия звезды, под буйные ветры, под светлыя зори; встану я, раб Божий (имя), на железную межу, на восток хребтом, на Запад лицом: раздайся, ад, расступися, мать сыра земля! Из этой земли выходите сто семьдесят дьяволов. Един бес Сольца.

Тако же я, раб Божий (имя), покорюсь и помолюсь: "Вы, един бес Сольца, скиньте с меня, раба Божьего (имя), тоску и сухоту с чистаго, белаго тела, с сахарных устов, с оловянных глаз, со ста семидесяти суставов, с подколенных жил, с подпятной кожи. Тоску и сухоту положите в медную котельницу, перенесите через огненныя реки, через огненный озера, не рассыпьте, не помочите, на огне не сожгите, никуда не тряхните, - положите в (имя) сердце, в мягкую печень, в чистое, белое тело, в сахарныя уста, в оловянныя глаза, во сто семьдесят суставов, во сто семьдесят подколенных жил, в подпятную кожу, в подкожную руду, выньте из нея женской повот, вложите в меня, раба Божия (имя), чтобы она, раба Божия (имя), не могла бы без меня, раба Божия (имя), ни жить, ни быть: день по солнцу, ночь по месяцу, под частыми мелкими звездами, под буйными ветрами, под светлыми зорями; чтобы она, раба Божия (имя), в бане не опарилась, с отцом, с матерью не жаловалась, с добрыми людьми не разговаривала; так она, раба Божия (имя), сном не отспалась, едой не отъедалась, напитками не отпивалась, ни луком, ни чесноком, ни горькой редькой, ни крепкой водкой. И так бы она, раба Божия (имя), не могла от меня, раба Божия (имя), отойти, как мертвый мертвец от гроба, - так бы от меня, раба Божия (имя). Тем словам- ключ, замок"». Установить адресата этой «присухи» несложно, поскольку она обнаруживается даже при гадании обычным яйцом.

- Наговаривается на пищу или питье, которые дают привораживаемой или на ее след: «Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле. Есть сидит в чистом поле сама Пресвятая Богородица Мати Божа. Как она скрипит и болит по своем Сыне, так бы по рабу Божиему (имя) раба Божия (имя) скрипела и болела, и в огне горела, не могла бы она ни жить, и ни быть, и ни пить, и ни исть. Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

Заговор на присуху любимого. Говорить на три зари - утреннюю, вечернюю и утреннюю: «Благослови раба Божия (имя). Благословясь, лягу я, раб Божий (имя), помолясь, встану, перекрестясь, умоюсь водою, росою, утруся платком тканым; пойду аз, раб Божий, из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, на путь, на дорогу; навстречу мне, рабу Божию, три брата: Усыня, Бо-родыня да Никита Маментий. "Гой еси, три брата, да вы куда идете, вы куда бредете?" - "Идем на леса темные, на болота зыбучия, на реки текучия леса зажигати, болота высушати, реки затворяти".

- "Гой вы еси, три брата, не ходите на леса темные, на болота зыбучия, на реки текучия, подите вы, сходите, послужите мне, куда я вас пошлю, раб Божий; зажгите вы ретивое сердце у рабы Божией (имя), чтобы горело по рабе Божием (имя), как огонь горит в печи жарко на жарко, не потухает, так бы ея сердце горело по рабе Божием; как мил весь белой свет, так бы я казался ей, рабе Божией (имя), краснее краснаго солнышка, светлее светлаго месяца; как тоскует мать по дитяти, так бы раба Божия тосковала и горевала по рабе Божием, тосковало и горевало ея сердце; как тоскует младенец по титьке, так бы и она тосковала и горевало сердце у рабы Божией по рабе Божием; как тоскует кобыла по жеребенку, корова по теленку, так бы раба Божия тосковала и горевало ея сердце по рабе Божием; как тоскует сука по щенятам, кошка по котятам, так бы и она, раба Божия, тосковала и горевало ея сердце по рабе Божием; как тоскует утка по утятам, клуша по клушатам; в еде бы не заедала, в питье бы не запивала, в гульбе бы не загуливала, во сне бы не засыпала, ни в году, ни в полугоду, ни во дни, ни в ночи, ни в часу, ни в получасу, ни в минуту, ни в полуминуту".

 Говорю я, раб Божий (имя), тридесять слов, тридесять стихов и тридесять молитв; как на земле бел- горюч камень, так бы мои слова и наговоры сквозь семидесяти костей, сквозь семидесяти суставов, сквозь пятидесяти жил, сквозь буйной головы, сквозь ясных очей, сквозь ручных жил, сердечных, сквозь пятных и подколеночных. Говорю я, раб Божий, тридесять слов и тридесять стихову тридесять молитв; запираю аз, раб Божий, тридесятьми запорами и тридесятые ключами, и те ключи к себе беру. Пойду, раб Божий, в Океан-море; брошу я те золоты ключи в Океан-море, под тот бел-горюч камень; на том Океане море никому не бывать и воды не пивать, песку не зобать и тех золотых ключей никому не вынимать, по мой век, по мою смерть».





Гороскоп на 2019 год